Моя корзина

возрождение крестильных традиций

Аза Алибековна Тахо-Годи

tahogodi2

Аза Алибековна Тахо-Годи  ( 26 октября   1922 ,  Махачкала ,  Дагестанская АССР ,  СССР ) — советский и российский филолог-классик, доктор филологических наук, профессор.   Более 30 лет она возглавляла кафедру классической филологии Московского государственного университета. А.А. Тахо-Годи – автор  около 1000 различных публикаци,  учебников и огромного числа статей, переводчик и комментатор сочинений древних философов. Она – ученица, спутница жизни и хранительница наследия русского православного философа Алексея Федоровича Лосева.

Удивительная Аза Алибековна Тахо- Годи вызывает уважение и почтение, желание слушать, слышать, познавать, ощущать и чувствовать. Духовное чадо, близкий друг и спутник А.Ф. Лосева, хранительница его наследия. Аза Алибековна – это история страны, меня и вас- правдивая и настоящая. Мне посчастливилось, мы встретились у нее дома: проходная, лестница на вторй этаж, над дверью табличка -”профессор А. Ф. Лосев. Время- категория относительная, и в этом доме его нет, но все так же тикают лосевские часы, как и 30-40 лет назад. Достоинство и честь, разум и воля- это ее жизнь. “Свидетель века” повествует свой рассказ. Я приведу Вам выдержки- цитаты, только в такой форме возможен теперь уже наш рассказ об этой великой женщине.

 

о Лосеве

Алексей Лосев- это человек, который жил непрестанной молитвой. На заседаниях Ученого Совета он прятал руку под пиджак и крестил сердце. Только после его смерти, по записям и письмам, мне удалось узнать дату пострига-3 июня 1929 года.

А. Ф. Лосев исповедовался в письмах долгие годы, его духовником был отец Иоанн Селецкий, и только в 1970 году, после долгой разлуки им удалось встретиться лично.

Обиды на врагов и гонителей не было, да и какая обида могла быть? С такой обидой жить невозможно было бы. Алексей Фёдорович просто не любил вспоминать прошлое.

Когда у Лосева спросили, а Бог есть?- он ответил:-”а вы не читали у Ленина об абсолютной Истине”?

Коллеги с невероятной ревностью относились к его трудам. Да и как возможно и трудно было им принять, что какой- то Лосев сидит запершись- а уже книга готова, вторая на подходе и думает о третьей. Анонимки, доносы были, конечно- близкие люди, с которыми когда- то Алексей Фёдорович учился, писали. И какое чудо, что все эти подлые бумаги сохранились среди всех разгромов военного и послевоенного времени. И лежат теперь все у меня”. Крайне важно, что человек не пал духом: молитва спасала, вера была.

Трагедия ученого, когда его не разрешают печатать и не печатают. Но что удивляет, это с каким усердием работал Лосев, желал, чтобы его мысли были услышаны. В довольно преклонном возрасте он начинает огромную работу – “история античной эстетики”- от язычества к христианству, где христианство- главное.

О себе

Путь к вере?- путь сложный. Помню себя совсем маленькой- годика три, мне няня показывает на небо и говорит: “Посмотри на небо- видишь, Боженька сидит?” И крестится при этом. Я смотрю на небо и говорю: вижу.

Семья наша была очень образованная, культурная, много книг было, единственное чего не было никогда- Библии и Евангелия. Уже позже, моя француженка – мадам Жозефина – подарила мне роскошную Библию на французском языке, новейшее парижское издание. Я до сих пор ее храню, это моя драгоценность. Но крестили меня уже Лосевы, мне было 26 лет.

О временах

Желание одно- добраться до вечности. Времена всегда разные. Я жила в страшное время, много горя. Отца расстреляли в 37 году по доносу, а через год после расстрела мать сослали в мордовские лагеря, провела она там 5 лет. Времена разные, но Промысел Божий ведет человека. И моя встреча с Лосевыми- тоже Промысел. Никогда нельзя унывать, надо работать. Работать методично, как когда- то работал Алексей Федорович в миру, а в постриге- монах Андроник. Мера и порядок нужны всегда и во всем- и в умах, и в действиях.

 

0 комментарии