Моя корзина

возрождение крестильных традиций

Илья Лагутенко

interview1

Илья Игоревич Лагутенко (16 октября 1968, Москва[1], СССР) — советский и российский рок-музыкант, лидер группы «Мумий Тролль». Обладает уникальным «мурлыкающим» фальцетом, ставшим визитной карточкой группы. Представитель России в Международной коалиции по защите тигров (International Tiger Coalition). Кавалер ордена «За заслуги перед Владивостоком» первой степени. Внук архитектора, Героя Социалистического труда Виталия Павловича Лагутенко.

«Владивосток-2000», «Шамора», «Морская» и многие другие песни Илья посвятил своему родному городу. Сопки, ласковое море, шум прибоя дали «первое дыхание» группе «Мумий Тролль». Странник по духу и путешественник по призванию Илья еще в детcтве выбрал «дальневосточный вектор» своего развития. И сейчас, «cогласно прописки», проявляет свою социальную деятельность: участвует в организации PSI по борьбе со СПИДом, является представителем России в Международной коалиции по защите тигров (International Tiger Coalition) и членом Попечительского совета международного фонда развития коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации «Батани».

 

Мы позвонили Илье рано утром, в неизвестную точку на нашей планете. За последние 14 месяцев странствий «Мумий Тролль» посетил 24 страны и 32 порта и написал новый альбом. Нам повезло с часовыми поясами и мы не разбудили артиста.

-: Илья, расскажите о вашем детстве! Помните ли Вы своих первых друзей?

И: Мой отец умер когда я был шестимесячным ребенком, всвязи с этим мое детство началось с постоянных перемещений между Москвой, где училась моя мама, Владивостоком, где жили ее родители и Камчаткой, куда дедушка частенько выезжал в командировки.  В школу я пошел во Владивостоке, и моими закадычными друзьями стали братья Кирилл и Павел Бабии. Мы вместе ходили в  школу, спорт-секции (Кирилл пошел в яхт-клуб, и я за ним), организовывали первые рок-группы, в том числе и “Мумий тролль”. Мы до сих пор часто видимся – работаем и отдыхаем вместе, хотя наши жизни и сложились по-разному. Я любил рисовать и заниматься музыкой, так что мне еще приходилось успевать в художественные и музыкальные кружки. Уровень преподавания был чересчур советским, поэтому я не задерживался нигде подолгу. Вообще мне не везло на учителей, они были все какие-то ма- лосведущие в своем деле, но, самое главное, слабоувлеченные к проявлению талантов у детей – такое впечатление, что это была сплошная бестолковая муштра. Отдушина была дома – моя мама, бабушка и дедушка меня очень любили, они и были мои главными учителями и поклонниками.

-: Расскажите о своем дедушке. В одном из интервью Вы сказали, что он был для Вас «первым учителем».

И: Я всегда переживал, что рос без отца, его мне больше всего заменил дед Анатолий Иванович. Он был добрейший на земле человек, но теперь я осознаю, что многие  пользовались этим его качеством . Жизнь побросала его,  как говорится,  из грязи в князи и обратно. Я понимаю, что был для деда единственным другом и товарищем, а он – для меня. Он забирал коляску и уходил со мной часами гулять в сопки, пока я был младенцем. С ним я проходил детские проблемы “первого домашнего животного”, он паял мне первый мой синтезатор, он рассказывал мне анекдоты про КПСС, и он был моим главным зрителем и документалистом всех моих детских выступлений. Дед был опытным преподавателем, но любил повторять, что учат те, кто сами ничего не знают. С юмором был человек…

-: А в вашей семье были особые традиции или ритуалы?

И: К сожалению, нет. Мой прадед был расстрелян во времена репрессий, а бабушка – ей 90 лет – до сих пор не может простить никому этот факт,  ведь это переиначило всю ее жизнь. Она уехала на Колыму, где прожила свои лучшие годы, которые научили ранимую натуру быть необычайно твердой и самостоятельной. Затем переезд во Владвиосток, трагедия дочери… В общем, как-то все было не до ритуалов.

-: Спасибо за откровенность! У нас есть особый вопрос к Вам, как к многодетному отцу. В последние годы у людей сильно поменялось отношение к рождению детей. Появились сторонники чайлдфри, которые сознательно отказываются от рождения детей, объясняя  это тем, что ребенок ставит крест на возможности человека самореализоваться, заниматься любимым делом и жить полной жизнью. Как Вы относитесь к такой позиции, и что для Вас означает отцовство?

И: Мне кажется это проявлением эгоизма и слабости. Я не верю ни в какие дела для себя навечно – все преходяще и относительно. Мне пришлось пройти сквозь карусель самых разных событий, чтобы я понял, что единственное верное, что я могу сделать для себя – это создать семью и воспитывать детей. В подобном созидании заложена подcознательная ответственность. Ты можешь поступиться работой, хобби, но собственными детьми никогда.

-: Поете ли Вы своим девочкам песни, и какие их любимые?

И: Чаще они поют мне (улыбается), и это  меня очень трогает и забавляет. Я их самый благодарный слушатель.

-: Что для Вас самое главное?

И: Семья и любовь!

-: Илья, как Вы думаете, верующему человеку жить проще или сложнее?

И: Я не понимаю что такое проще или сложнее. Скелетов в шкафу может быть сколько угодно у человека, чья жизнь кажется вам идеально гладкой. И наоборот, вы думаетеб что люди живут в вечной борьбе, а им от этого только легче. Оставьте каждому свой мир. И живите с ними в мире. Тогда и они вас не обидят. Мне так кажется.

-: И, наконец, последний вопрос: Вы можете представить себя в 75 лет? Что будете делать?

И: Представить могу, но уверен, что не знаю точно что будет. 20 лет назад я даже не догадывался что будет со мной в 45. А тут впереди – аж 30 лет!!!

0 комментарии